Елизавета Олескина: У людей должен быть выбор – где и как стареть

Пятница, 18.08.2017, 10:57:47

Руководитель фонда «Старость в радость» – о том, как сформировать в обществе запрос на достойную старость и зачем думать о нашей собственной старости уже сейчас.
Новый пенсионер: Елизавета Олескина: У людей должен быть выбор – где и как стареть

Уже нельзя делать вид, что старость – это не про меня

– Елизавета, вы 10 лет занимаетесь помощью пожилым людям в домах престарелых. А вы сами боитесь своей старости?

– Вопрос, правда, интересный, мне его никто до этого не задавал… Я никогда не чувствовала, что можно думать о старости как о чем-то страшном, потому что это настолько противоречит всей идеологии нашего фонда, всей моей личной идеологии. Если бы я боялась старости, я не могла бы говорить от сердца, что старость – это наше будущее, и старость может быть в радость.

Мы как раз воспринимаем старость как время достойное, спокойное. Мы же видим, как стареют люди в Европе, во всем мире – везде пришло переосмысление этого возраста: люди видят это время как время возможностей. Время делать то, что хотел делать всю жизнь и не мог, потому что надо было спешить, зарабатывать деньги, растить детей. Как раз мне очень хочется, чтобы в нашей стране это переосмысление тоже произошло.

Сейчас уже делать вид, что старость – это не про меня, со мной этого никогда не случится – не получится. Надо просто учиться принимать возраст и радоваться ему, и при этом – быть защищенным системой социальной помощи, государством.

– Но сейчас мы часто – а вы, наверное, чаще других – видите некрасивую старость, жалкую, одинокую. Как это может не пугать?

– Это меня пугает, но не как моя собственная старость, а как реальность, в которой почему-то живут ни в чем не провинившиеся ни перед директором дома престарелых, ни перед страной люди, которые могли бы не лежать в одинаковых рубашках с одинаковой короткой стрижкой…

Некрасивая старость – это беспомощность, полное отсутствие системы ухода, реабилитации. Когда бабушка могла бы ходить, а лежит, потому что после перелома шейки бедра ей наложили гипс, в котором она и умрет, либо гипс снимут, но она уже не встанет.

Когда в первый раз я попала в дом престарелых во время фольклорной экспедиции, я увидела ситуацию, которая показалась мне неправильной, не вписывающейся в мою картину мира: грустные пожилые люди, живущие в жутких условиях. Я поняла, что это поддается изменениям, с Божьей помощью это можно и нужно менять.

А если мы создаем достойные условия и даем людям возможность выбора, где стареть и как стареть, мне кажется, нет причины думать о старости как о чем-то ужасном.

У человека есть право выбора: жить дома, например, заниматься огородом, или помогать внукам и правнукам. Сейчас очень многие пенсионеры содержат своих внуков или правнуков, потому что их пенсия бывает важным источником существования всей семьи.

– Правда, что в России население стареет?

– Сейчас уже каждый четвертый россиянин – старше трудоспособного возраста, а к 2030 году – будет почти каждый третий. Мы не сможем при таком демографическом соотношении продолжать игнорировать проблемы пожилых людей – нуждающихся будет слишком много. Просто нынешняя система социальной помощи не выдержит. Обычно до этого доводить никто не хочет…

Мы как фонд делаем все от нас зависящее, чтобы наша социальная система стала другой, чтобы она, наконец, продвинулась в сторону настоящего внимания к человеку. Но за годы, которые уйдут на это, не станет всех тех, кому нужна помощь уже сейчас. Поэтому системные изменения без работы здесь и сейчас невозможны. Мы не можем объяснить бабушке, которой хочется выйти на улицу хотя бы раз за лето, что через 10 лет она вообще сможет получать всю необходимую помощь там, где захочет.

Так что мы шутим, что одной рукой мы где-то в космосе звезды держим, другой – картошку чистим!

– Что позволяет сохранять такой оптимистичный взгляд?

– Это и некоторый глобальный оптимизм, который меня не покидает, но тут есть и рациональное объяснение. Во всем мире системы долговременного ухода стали выстраиваться в последние 30 лет. До этого мир не сталкивался с бумом пожилого населения. Никто не умел строить системы помощи пожилым для очень большого количества людей.

Везде система долговременного ухода состоит из одинаковых элементов, которые реализуются по-разному, в зависимости от географии и культурных традиций. У нас в стране – ровно то же самое, что везде. Грустно, потому что мы отстаем, но это и не безнадежно, потому что все элементы в той или иной мере у нас уже есть, и вполне можно начать выстраивать и отлаживать систему целиком.

Полностью на сайте PRAVMIR.RU

Рубрика:

Дома престарелых

Метки:

Общество для всех возрастов

Дома престарелых